Реклама

Главная / Новости / Григорий Куксин: "С принятием закона о добровольчестве забивается клин между государством и обществом"

Григорий Куксин: "С принятием закона о добровольчестве забивается клин между государством и обществом"

фев
21

 Проект закона "О добровольчестве (волонтерстве)" Совет Федерации РФ планирует внести в Госдуму в
конце февраля. Основной целью деятельности в России названо государство. Проект получил
отрицательные отзывы всех крупных добровольческих организаций. Гринпис России заявил, что
законопроект не просто не нужен, но и опасен, так как разрушит сложившуюся в России систему и будет
стимулировать появление волонтеров лишь формально. Каким образом это может произойти,
корреспонденту Агентства социальной информации рассказал руководитель противопожарной программы
Гринписа России Григорий Куксин.
Г.К.: Против принятия данного законопроекта выступает большинство дееспособных действующих
волонтерских организаций. Ведь в законодательном регулировании волонтерской деятельности сейчас
всего хватает. Не надо чинить то, что не сломано. Все, о чем заявляют разработчики документа в
качестве причины для его принятия, уже действует. Есть возможность страховать волонтеров от
несчастных случаев, компенсировать им расходы.
Корр.: Чем может "навредить" этот закон в случае принятия?
Г.К.: Законопроект вносят с целью развития добровольчества, а в реальности вводятся ограничительные
меры, которые сделают практически невозможными или ненужными некоторые виды добровольчества,
например, связанные с опасными видами деятельности: поиск пропавших детей, тушение пожаров,
спасательные работы и т.п. Кроме того, нет самого перечня опасных видов деятельности.
Все эти добровольческие движения будут организованы государственными органами. То есть существующие
сейчас движения и отряды станут вне закона. А эта работа очень ценна и важна. Фактически волонтеры
сейчас выполняют ту работу, которую не делает государство. Государство опаздывает, не успевает
организовать что-то или пытается спрятать проблему вместо того, чтобы ее решать. И в этих сферах
деятельности добровольчество будут практически ставить под контроль государства. Также проект
закона предусматривает ограничение на информацию, которая может быть распространена добровольцами.
Это также попытка ограничивать их в свободе. И таких минусов и опасностей в тексте законопроекта "О
добровольчестве (волонтерстве)" достаточно много. Сейчас он  воспринимается добровольцами как
прямая угроза.
Корр.: А каким образом на пожарных добровольцев подействовал закон "О добровольной пожарной
охране", который принят в 2011 году?
Г.К.: Он очень скандальный и тяжело принимался по итогам событий 2010 года. Тогда государство было
"напугано" возросшей активностью населения. Следовало развивать пожарное добровольчество в
малочисленных сельских населенных пунктах, удаленных от пожарных частей, создавать условия для
того, чтобы люди могли проще самоорганизовываться… А  государство приняло закон, который создал
вертикаль и ограничил формы и виды, в которых может существовать добровольчество. В результате были
сделаны практически непреодолимые барьеры для сельского населения. Теперь для организации
подразделения пожарной охраны нужно создать новое юридическое лицо, нанять несколько человек в
штат, оформить огромное количество различных бумаг и т.д. И фактически получить обязанности
городских пожарных. Закон в принципе не выполним. Под него подразумевается и порядок медицинского
освидетельствования, который еще не разработан. Поэтому все те сотни тысяч существующих
добровольцев даже формально существуют не совсем законно.
И этот документ приводится авторами закона о добровольчестве в качестве положительного примера
того, как надо регулировать добровольчество в стране.
Корр.: Как закон о добровольной пожарной охране реализуется на практике?
Г.К.: МЧС предписано было набрать 800 тыс. пожарных добровольцев. Естественно, план выполнили, но
на местах это делалось формально. В добровольцев записывали всех сотрудников пожарных частей и
членов их семей. Они заполняют все реестры и на бумаге числятся пожарной охраной. После чего из них
создают клубы добровольцев, оркестры пожарной охраны, отчитываются о количестве инструментов в этих
ансамблях… Это такие "потемкинские деревни". Получается, что формально у нас полная защищенность, а
в реальности эти районы будут гореть, как горели. Ведь с принятием закона там не появились новые
подразделения и техника. И люди не могут решить эту проблему, потому что закон ставит непреодолимый
барьер. Мы боимся, что то же самое будет происходить с принятием закона о добровольчестве.
Корр.: Могут добровольческие организации прекратить свое существование?
Г.К.: То добровольческое движение, которое уже есть, закон не остановит. Активных и
самоорганизованных людей трудно остановить в желании делать что-то хорошее и решать свои проблемы.
Даже написав специальный закон против них. Но с принятием этого закона забивается клин между
государством и обществом. Вместо того чтобы искать возможности конструктивно взаимодействовать с
людьми и пользоваться тем, что они выявляют проблемы, которые не всегда видны, добровольцев
пытаются поставить вне закона. Только зачем людей толкать в эту сторону?!
Корр.: Может ли закон повлиять на стремление граждан становиться волонтерами?
Г.К.: Вся эта показуха может вызвать их недоверие. Вовлекать новых людей всегда очень сложно.
Когда  человек пытается попасть в добровольную пожарную охрану МЧС, то  понимает, что это полная
показуха и там практически нет реально работающих подразделений. Человеку предлагают стать
"бумажным" добровольцем и имитировать на бумаге развитие гражданского общества. Гораздо проще
оставить все как есть. Отложить вопрос с законом о добровольчестве на неопределенное время.
Корр.: Каким образом тогда работают реально действующие добровольные пожарные команды?
Г.К.: Используются другие законы. Например, группа добровольных пожарных Гринписа России не может
так называться. Мы не вписываемся в определение по закону о добровольной пожарной охране. Ведь наши
добровольцы из Москвы едут тушить пожары в другие регионы. Закон же предусматривает только
дежурство по месту жительства, то есть москвичи не могут помогать тушить возгорания в Подмосковье.
Поэтому наши добровольцы формально не являются пожарными добровольцами, они считаются волонтерами
Гринписа. С ними мы заключаем договоры, компенсируем расходы на проезд, питание, страхование,
обучаем. Здесь мы руководствуемся законом о НКО и др. Механизмов хватает, чтобы поддерживать наших
добровольцев. Сейчас законодатели хотят отобрать и эти возможности. Значит будем ездить за свой
счет, как раньше. Это дополнительно усложнит жизнь тем, кто на самом деле работает, и создаст
сложные условия для того, чтобы начать что-то новое.
Корр.: А легко ли стать добровольцем Гринписа?
Г.К.: Надо заполнить заявку на сайте, пройти собеседование с координатором направления, а также
бесплатные курсы по оказанию первой помощи и пожарному делу. Также надо проверить состояние
здоровья. Если человек готов выезжать с нами, нужно застраховаться (мы компенсируем эти расходы).
Выезды производятся на нашей технике в удобное для волонтера время. Все очень просто.
Корр.: Волонтеры Гринписа работают параллельно с МЧС или совместно?
Г.К.: Обычно добровольцы работают до тех пор, пока не приходит государство. Любой сотрудник
пожарной охраны и МЧС может ограничить допуск волонтеров в зону ЧС. Для нас важнее, чтобы
добровольцы могли работать в зоне бедствий, привлекая внимание государства к той или иной проблеме.
В основном наши волонтеры выезжают на пожары, которые власти на местах пытаются "прятать". Мы не
подменяем собой государство, а помогаем выявлять наиболее болезненные точки. По системе
космического мониторинга выявляем пожары, которых нет в официальных данных, и выезжаем с
добровольцами. С одной стороны, помогаем тушить возгорания, с другой – заставляем работать органы
власти. И как только они начинают реально действовать, уезжаем. Общественный контроль и быстрое
реагирование важнее, чем помощь в текущей работе. Поэтому здесь нам не нужно дополнительное
госрегулирование. Надо отметить, что уровень травматизма среди людей, мобилизованных в добровольную
пожарную охрану, выше, чем среди стихийных добровольцев. В любом случае упрекнуть наших добровольцев
в непрофессионализме никто не может.
Корр.: Какие прогнозы у Гринписа по возможным пожарам на текущий год?
Г.К.: На данный момент возгорания уже наблюдаются в Адыгее, Краснодарском крае, Астраханской
области. Недели через две наши группы планируют выехать в регионы. Также Гринпис России продвигает
законодательную инициативу по запрету поджогов травы. Возгорания вследствие поджогов травы уже
сейчас есть, а самый их пик приходится на майские праздники. В этом году может сложиться тяжелая
обстановка.
В 2010-2012 годах пройденная пожарами площадь только возрастала и в 2012 году составила огромную
цифру –  почти 13 млн гектаров, став своеобразным "рекордом". И власти это "спрятали". Таких
площадей пожаров в России не было за всю историю точных наблюдений.

Беседовала Ольга Осипова

По материалам Агентства социальной информации

комментарии (1)
Вася, 12 сентября 2016 04:10
Какие казаки. Уголовники. В России сохранились как реликтовый материал на Кубани. Авторы утверждают, что это традиции казачества. Своими корнями русское казачество уходит в «Золотую Орду». В разные эпохи русские занимали большие и меньшие территории Европы и Азии. Всегда были те русские, которые проживали за пределами государства. Им приходилось приспосабливаться к жизни с разными правителями. Государство «Золотая Орда» была вполне доброжелательной к своим жителям, налог не большой, воинская повинность справедливая. А самую важную роль играла надежная защита от многочисленных бандитов кочевников. После распада государства «Золотая Орда» русские люди основали территорию «Войска донского», вместе с другими народами, жившими в «Золотой Орде». Вот откуда и пошло все казачество. Жили по своим законам. Многое сохранилось от законов(поучений) Чингиз Хана. А он требовал братские отношения между всеми членами общества. Поэтому отношения между казаками похожи на отношения казанских татар. А плевать, избивать это из тюремной жизни. Так авторитеты поддерживают свой авторитет в условиях строгого режима. Сейчас они, ограбив страну, пришли к власти. Как управлять страной они не знают. Пытаются упрочить свой авторитет с помощью тюремного опыта. А криминальные авторитеты на Кубани собрались со всей России.

Администрация портала не несёт ответственности за публикуемую пользователями информацию и не контролирует ее,
осуществляя только поддержку технической возможности сайта

© 2013 Жалобная книга Правила данного сайта 16+